ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
БИОГРАФИЯ
ГАЛЕРЕЯ КАРТИН
СОЧИНЕНИЯ
БЛИЗКИЕ
ТВОРЧЕСТВО
ФИЛЬМЫ
МУЗЕИ
КРУПНЫЕ РАБОТЫ
ПУБЛИКАЦИИ
ФОТО
ССЫЛКИ ГРУППА ВКОНТАКТЕ СТАТЬИ

Главная / Публикации / Инго Ф. Вальтер, Райнер Метцгер. «Марк Шагал»

Поздний период 1948—1985

После возвращения Шагала во Францию, его искусство все еще продолжало быть поэтической метафорой истории его бурной жизни, связующим звеном между мечтой и реальностью, похождениями его фантазии, где невидимое становилось зримым, а значит, существующим. Однако казалось, что новые работы стали постепенно утрачивать связь с двумя первоначальными источниками его творчества — ортодоксальной еврейской традицией и русским фольклором.

Тематика его произведений, которую он черпал в культуре маленького городка провинциальной России, уступает место древнегреческим и христианским мотивам и собственным повседневным впечатлениям. Соответственно меняется и выбор сюжетов, стирается с годами смысл его привычных символов. После 1947 года быстро слабеет и вскоре почти утрачивается его связь с искусством авангарда. Выбор изобразительных средств диктуется собственными, выработанными годами пристрастиями художника, а не стремлением оставаться в русле новейших формальных тенденций в мире живописи.

Шагал несколько теряет интерес к художественной повседневности, он все более и более погружается в частную жизнь. Потрясения прежних дней уходят в прошлое: в 1950-е годы он переезжает в Сен-Жан-Кап-Ферра и в 1952 году женится во второй раз. Его новая возлюбленная Валентина Бродская, которую Шагал ласково называл Вавой, была родом из России.

«Если кто-нибудь видит в моих картинах символы, то это не было моим сознательным намерением. К этому я не стремился. Но в готовой работе кто-то может и отыскать их, и истолковать по-своему».

Марк Шагал

Новое семейное счастье пришло к Шагалу в тот период, когда общественный интерес к нему и его творчеству стал усиливаться. Несмотря на растущую славу, живопись Шагала продолжала быть столь же интимно-наивной и не от мира сего, как и в самом начале. «Влюбленные на красном фоне» (слева) были написаны в 1983 году. Мужчина, покоривший женщину своей нежностью, положил ей руку на грудь и кротко склонил голову, пытаясь заглянуть ей в глаза, в то время как она, все еще колеблясь, смотрит на нас, как будто мы мешаем их любовному свиданию, подглядывая за ними.

Красному цвету, который излучает эта пара, противостоит холодный синий, и там, справа, мы видим самого художника с палитрой в левой руке. Кажется, что ваза с цветами выскользнула у него из рук, как и книга, упавшая на любовников. Синий овал повторяет форму палитры, а охапка цветов и птица кажутся просто абстрактными цветовыми мазками.

«Привычка не замечать Природу глубоко укоренилась в наше время. Это напоминает мне человека, который никогда не смотрит тебе в глаза; меня это выводит из равновесия, и я сам отвожу взгляд».

Марк Шагал

В картине парижского цикла «Набережная Берси», написанной тридцатью годами раньше (см. вверху), мы видим поразительно похожие мотивы: в основе композиции снова влюбленная пара, снова птица, а дерево похоже на букет цветов. Но Шагал не просто вновь использует старые мотивы; между полотнами 1953 и 1983 годов можно усмотреть и другую параллель. Если абстрактное синее пятно на более поздней картине — увеличенное подобие палитры художника, то в работе 1953 года можно увидеть аналогичный намек на увеличенное очертание сердца, расположенного в центре картины и касающегося ее нижнего края. Одна диагональная линия направлена влево, в сторону дерева, изображая и реку, и одну из сторон сердца; другая пересекает реку справа и, закругляясь в верхней половине картины, завершает это стилизованное очертание сердца. Этот символ любви объемлет влюбленную пару.

В своих поздних работах Шагал часто наделяет живописными функциями формы, продиктованные чисто техническими соображениями. То, что на первый взгляд кажется абстрактным конгломератом линий и областей, обусловленным композиционными задачами, оказывается символом, определяющим смысл картины, — как это изображенное художником сердце.

«Я не знаю (да и кто может предсказать?), какие внешние формы и какой внутренний характер примет французское искусство в будущем, когда Франция оправится от этой ужасной трагедии... Я уверен, что, идя по следам великих мастеров прошлого, Франция снова породит чудеса искусства. Будем же верить во французский гений».

Марк Шагал

В этом отношении Марк Шагал значительно превзошел и кубистов, и визуальные концепции Делоне, влияние которых он когда-то испытал. В прошлые же годы его желание построить картину, исходя исключительно из формальных соображений, то есть запутать ее в чисто абстрактную сеть, приходило в противоречие с его желанием изобразить узнаваемый предмет.

Этой новой функции формы как носителя содержания сопутствовало во многих его работах обновление и освобождение колорита. С некоторым запозданием Шагал взял на вооружение ташизм, родоначальником которого был Джексон Поллок, с 1947 года создававший свои картины, разбрызгивая краски. В картине «Мосты над Сеной», например, синее пятно не может быть отождествлено с каким-либо определенным предметом изображения. С одной стороны, оно полностью покрывает лежащую пару, однако, с другой стороны, оно распространяется дальше и образует своего рода ауру вокруг обнявшихся любовников. Здесь, как и в других его картинах, в которых ощущается влияние американского абстрактного экспрессионизма, его манера письма далека от спонтанности, она просто усиливает впечатление наивности, которое производят созданные Шагалом образы. Автономность цвета по-разному используется в «цветочных» мотивах, частых в этом периоде, например в картине «Марсово поле». Эти мотивы дают Шагалу благоприятную возможность щегольнуть мастерством: он смакует цветовые оттенки и контрасты, тона тщательно подобраны; это островки чистой живописи; их окружение написано не менее тонко, но в большей степени ориентировано на передачу реальности.

«Бог, перспектива, цвет, формы и линии, традиции и все, что называют человеческой жизнью: любовь, безопасность, семья, школа, обучение, слова пророков и жизнь во Христе, — все расшаталось в наши дни.

Я тоже порой полон сомнений; и тогда я рисую мир вверх тормашками, отрываю головы у своих персонажей, разрезаю их на куски, заставляю плавать без руля и без ветрил по пространству картины».

Марк Шагал

Эта новая автономия цвета стала своего рода первой помощью зрителю, как, например, в картине 1957 года «Концерт». Лодка с влюбленной парой плывет по реке, на правом берегу — город, на левом — группа музыкантов. Обнаженные тела любовников окутаны сияющей красной полосой, которая уходит вверх, поднимаясь над их головами. Параллельно этой красной ленте две голубые тянутся из воды к музыкантам. Эти ленты намекают на то, что лодка плывет из правого нижнего угла в верхний левый, и в результате эта романтическая прогулка при полной луне оказывается путешествием из города, окутанного холодным голубым цветом, в высшие сферы, где обитают небесные музыканты. Эйфелева башня, Триумфальная арка и собор Парижской богоматери говорят о том, что этот город — Париж, бывший в довоенные времена великой столицей искусств и утративший этот статус после войны. Шагал и многие другие его коллеги покинули Париж и переселились на Лазурный берег, превратив его в маленькое подобие Монпарнаса. В этом краю он чувствовал себя так хорошо, что в 1966 году построил в городке Сен-Поль де Ванс большой дом, где было все, что нужно художнику. Теперь в его распоряжении было три мастерских — одна для графических работ, другая для рисования и третья для живописи и крупных проектов.

Незадолго до окончательного переезда он закончил работу над картиной «Исход». Название связано с исходом евреев из Египта около 1200 года до Рождества Христова, описанным в Ветхом завете. После чудесного перехода через Чермное море ведущему их Моисею были даны десять заповедей.

На картине он стоит внизу справа, держа скрижали с заповедями, которые он только что получил из рук Господа. За ним толпятся люди, заполняя пространство картины: это народ Израиля идет в обетованную землю, чтобы стать независимым, как это описано в Библии.

Во время и после второй мировой войны эта библейская история стала исторической реальностью, что привело в 1948 году к провозглашению государства Израиль. Так Шагал привычным для себя образом смешивает разные исторические эпохи и литературные источники.

«Изменения как в социальной жизни, так и в искусстве станут, может быть, более надежными, если рождаться они будут не только из головы, но и из души человеческой. Если бы люди более внимательно читали пророков, они там могли бы найти ответы на самые разные вопросы бытия».

Марк Шагал

Размышления о побеге и изгнании вновь находят свое выражение в картине «Война». Убогая, сильно перегруженная повозка медленно тащится из горящего города. За повозкой бредет человек с мешком за плечами, спасая свое добро от огня. Большинство других, в отчаянии и замешательстве цепляясь друг за друга, пытаются спасти хотя бы свою жизнь. Люди и животные, оставшиеся в городе, беззащитны перед всепоглощающим адом. Шагал с огромным сочувствием изображает людей, которым война принесла столько страданий.

Распятие, помешенное в верхней правой части картины, а также сцены жестокости и насилия указывают на то, что эти люди — невинные мученики, вынужденные нести бремя искупления.

В картинах, посвященных современной истории, Шагала волнуют не столько конкретные исторические события, сколько человеческие страдания. Таких картин у него немного, однако портретов в это время Шагал пишет еще меньше. Лишь две его жены удостоились этой чести с тех пор, как он покинул Россию. В 1966 году он пишет Ваву, свою избранницу; она сидит на стуле, положив руку на его спинку.

Перед ней парит влюбленная пара, словно развеивая всякие сомнения в нежных чувствах Шагала... На заднем плане — традиционный набор мотивов: Эйфелева башня, красная голова животного, деревенская улица, — но здесь они намекают на интерьер мастерской, где Вава, его муза, позирует ему на фоне тех самых картин, на которые она вдохновила Шагала.

«Для меня цирк — это волшебное зрелище, он как мир, который, едва возникнув, сразу исчезает», — писал Шагал. Мир цирка был близок и родствен Шагалу, недаром ему посвящены многие полотна, такие как «Большой цирк» и «Большой парад». Бурное веселье и музыка, чудеса и причудливые диковинки, место, где отменены законы природы, — это описание равно применимо и к картинам Шагала, и к миру цирка. Когда художник описывает веселые происшествия, происходящие на арене, он передает в конкретных образах свои собственные фантазии и грезы. Так, изображенный слева на самом верху картины «Большой парад» летящий человек оказывается просто акробатом на трапеции.

И в «Падении Икара» человек, который чудесным образом обрел крылья, не просто плод воображения художника, а персонаж греческого мифа. Икар и его отец Дедал создали летательный аппарат, чтобы спастись из заточения на острове Крит. Но сын неосторожно приблизился к солнцу, воск, скреплявший крылья, растаял, и он упал в море. Шагал изменил место действия, и Икар падает на глазах у жителей деревни, нарушив их покой. Яркие краски, преобладающие в картине, подчеркивают роль солнца в этой старой сказке. Другая картина на древнегреческий сюжет, «Миф об Орфее», выполнена в темных тонах. Герой этого мифа спускается в подземный мир, чтобы вернуть свою любимую жену Эвридику.

Шагал всегда стремился создавать настоящее большое искусство, но по-разному подходил к этой цели в разные периоды своей жизни. В поздний период — не считая многочисленных литографий, среди которых знаменитые иллюстрации к Библии (1957) и «Дафнис и Хлоя» (1961), а также живописных работ, — главной точкой приложения сил стали для него монументальные росписи, мозаики, гобелены и витражи.

«Все мы знаем, что хороший человек может быть плохим художником. Но никто не станет настоящим художником, если он не является крупной личностью — а значит, и хорошим человеком».

Марк Шагал

Одну за другой Шагал создает следующие работы (упомянем только важнейшие): интерьер церкви в Плато-д'Асси в Савойе (1957); витражи для кафедрального собора в Мепе (начаты в 1958-м); настенная роспись в фойе театра во Франкфурте (1959); витражи для синагоги Университетской клиники Хадасса в Иерусалиме (1962); витражи для здания ООН в Нью-Йорке и роспись плафонов в Парижской Опере (1964); настенные росписи в Токио и Тель-Авиве и в здании Метрополитен Опера в Нью-Йорке (1965); росписи в новом здании кнессета в Иерусалиме (1966); мозаики для университета в Ницце (1968); витражи для собора св. Девы Марии в Цюрихе (1970); мозаики для Музея Шагала в Ницце (1971); витражи для Реймского собора и мозаики для Первого национального банка в Чикаго (1974); витражи для собора св. Стефана в Майнце (начаты в 1978-м).

Ни сам Шагал, ни его заказчики не придавали большого значения принадлежности к той или иной религиозной конфессии. Художник равно отдавал свой талант и синагогам, и христианским соборам. В конце концов даже коммунист Леже расписывал церковные интерьеры, как и Матисс. Однако когда Шагал увидел росписи Матисса в церкви в Вансе, он почувствовал, что они не создают молитвенного настроения; его собственный стиль значительно лучше подходил для этой цели. Важно было передать общую религиозную атмосферу, а конкретные образы той или иной религии играли второстепенную роль. Например, витраж для церкви Всех Святых в Тадли (графство Кент, Англия; см. с. 91), который был заказан родителями погибшей в море девушки, лишь косвенно намекает на ее смерть.

Характерные для Шагала образы Природы и религиозные символы, вместе с затопляющим все синим цветом, возвышают личную трагедию, создавая желанное мистическое настроение, побуждающее к созерцанию и покаянию.

Никто другой в XX веке не обладал таким даром гармонично сводить воедино, казалось бы, непримиримые противоположности. Он наводил мосты между все более расходившимися в течение столетий религиозными направлениями и идеологиями и, что не менее важно, художественными идеологиями. Именно этот дар позволил ему выразить стремление людей к слиянию в единую братскую семью. Умиротворяющее послание к человечеству, объединившее в себе Аркадию, Рай и Элизиум, — вот чем стало наследие вечного странника Марка Шагала.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

  ??????.??????? Главная Контакты Гостевая книга Карта сайта

© 2019 Марк Шагал (Marc Chagall)
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.